Эксклюзив

Битва за полки: почему мы не видим в магазинах Екатеринбурга фермерскую еду?

15:52, 08.02.2017
Битва за полки: почему мы не видим в магазинах Екатеринбурга фермерскую еду?

Фото: архив НАШЕЙ

Законы рынка оказались сильнее возможностей чиновников.

В разгар продуктовых санкций, когда рестораторы активно искали замену исчезнувшим ингредиентам в Екатеринбурге, один из мастеров авторской кухни посетовал: «Хочу найти фермерской еды, но нигде не могу найти».

Фермерская продукция для жителей Екатеринбурга давно обрела статус здоровой, вкусной и качественной еды. Однако найти в магазинах города мясо или овощи с крестьянского подворья так же «просто», как польские яблоки или европейский сыр.

Фермерская еда витает в Екатеринбурге мифом наподобие Шамбалы или Эльдорадо. Чиновники из года в год рассказывают о необходимости ее продвижения, но до массового потребителя крестьянские продукты так и не доходят. Масштабные сельхозярмарки выпадают в период уборочной кампании, когда все аграрии находятся в полях.

«Наша Газета» 8 февраля 2017 года опросила сельхозпроизводителей и ритейлеров, работающих в Екатеринбурге, о ситуации с наполнением полок в магазинах.

Как заходят на полку магазинов?

В начале НАШЕГО обзора отметим, что Екатеринбург один из немногих городов, где региональные торговые сети наравне тягаются с федеральными гигантами. Требования к поставщикам ритейлеры предъявляют одинаковые.

— Для того, чтобы поставщик зашел на полку, он должен предложить высокое качество продукции, стабильные поставки, адекватные цены и интересный маркетинг. Полки в сетях не резиновые, и для захода нового поставщика мне придется кого-то убирать. А для этого новый производитель должен показать, что его продукт интереснее конкурента, — пояснил НАШЕЙ председатель уральского закупочного объединения «Союз Ритейл», владелец торговой сети «Елисей» Александр Оглоблин.

— Чтобы стать партнером компании АШАН, местный поставщик должен соответствовать одному из следующих критериев: предлагать непокрытую потребность клиента, являться любимой локальной маркой, обеспечивать цену ниже национального поставщика или быть социально-значимым предприятием в городе. Кроме этого, поставщик обязуется предлагать качественные и безопасные товары, стабильные поставки, конкурентоспособные цены, — сказала в свою очередь директор по внешним коммуникациям АШАНА Мария Курносова.

Больше всего споров между ритейлером и производителем возникает по ценам. По словам Оглоблина, поставщики нередко пользуются тем, что на фоне продовольственного эмбарго у сельхозпроизводителей пропали конкуренты.

Кадр из фильма «Спортлото-82»

С кем охотнее сотрудничают торговые сети?

Существенное отличие федерального ритейлера от местного в том, что, заходя в новый регион, они приводят своих поставщиков. Не стоит забывать, что полки в сетях «нерезиновые» и местным производителям не всегда находится там место.

Из-за этого у одной из федеральных сетей в октябре 2014 года произошел публичный конфликт с губернатором Свердловской области.

В то время директор птицефабрики «Рефтинская» Николай Топорков пожаловался губернатору, что его не пускают в одну из федеральных сетей. В ответ глава региона через угрозы хозяину полок загнал туда продукцию «Рефтинской» птицефабрики. К настоящему времени ситуация изменилась в лучшую сторону.

— Действительно, с большей симпатией к местным производителям относится региональный ритейл. Однако со временем федеральные сети понимают, что покупатели больше тяготеют к уральским брендам и также заключают с ними контракты, — сказал председатель уральского закупочного объединения «Союз Ритейл».

— У местных крупных производителей, которые входят в Ассоциацию «Уралпищепром», нет проблем по сотрудничеству с федеральными сетями. Мы можем обеспечить и широкий ассортимент, и предложить конкурентоспособную цену, и вложить инвестиции в повышение качества, — рассказал директор ЗАО «Комбинат пищевой «Хороший вкус», председатель ассоциации Михаил Смоляков.

Если посмотреть в разрезе продуктовую матрицу сети АШАН, можно увидеть, с какими поставщиками из Свердловской области охотнее всего сотрудничают федеральные сети. Так, местные производители хлеба и хлебобулочных изделий занимают 87% в общей доле поставщиков АШАНА, производители молока — 55%, свердловские кондитеры — 50%, и 45% — у производителей колбасных изделий.

В общей сложности федеральная сеть сотрудничает с 14 свердловскими поставщиками овощей и фруктов и 8 поставщиками мяса и птицы.

Кадр из фильма «Вокзал на двоих»

В чем фермеры не сошлись с ритейлом:

Увы, в Свердловской области единицы фермеров, которые могут отвечать хоть одному из требований регионального и федерального ритейла (претензий нет только по качеству крестьянской еды).

Цена

Малый и средний бизнес в агропромышленном комплексе не может предложить, с точки зрения ритейла, адекватную цену.

— Мы одно время предоставили место для фермера, который предлагал свинину. У него были два своих киоска для реализации, но через нас он продавал больше, чем через свои точки. Однако цена у него была неадекватной — нам он мясо продавал по цене выше, чем в своих киосках. Снижать стоимость он не захотел, и нам пришлось расстаться, — вспоминает один из ритейлеров.

Сельхозпредприятия в свою очередь обвиняют сетевиков в занижении рыночной стоимости продукта.

— Сети устанавливают не рыночную стоимость, а выбирают тех, кто даст цену ниже. Например, посадил человек картошку на малом участке, обработал старой техникой, продал ее с полей по дешевке и живет на это до весны. У меня же цикличное производство, я вкладываю в хранение, в качество производства и не могу торговать картофелем себе в убыток — ниже, чем по стоимости с малого участка, — отмечает в свою очередь директор сельскохозяйственного кооператива «Битимский» Михаил Мальцев.

Михаил Смоляков со своей стороны не считает, что у крестьян неадекватные цены, но указывает, что себестоимость производства у них действительно выше по сравнению с крупными предприятиями.

— Начнем с того, что комбинаты закупают сырье оптом и конечная продукция у них выходит дешевле. Кроме того, из года в год мы наблюдаем сокращение объема производства у малых предприятий — эта доля переходит к крупным игрокам, — сказал председатель ассоциации «Уралпищепром».

Кадр из фильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика»

Стабильность

Еще одно трудновыполнимое условие для крестьянина-предпринимателя — стабильная поставка продукции. Из-за небольших объемов производства, ритейлеру придется ждать, когда у фермера после первой ушедшей на убой свиньи подрастет следующая. А полка в это время будет пустовать.

Кроме того, от производителя могут потребовать поставлять продукцию во все точки сети, что заметно увеличивает себестоимость продукта и вгоняет фермера в убытки.

Помимо стабильных поставок фермер не может обеспечить для сети широкий ассортимент. Как правило, если, к примеру, сеть заключает договор с молочным заводом, то кроме напитка предприятие должно будет предоставить собственный творог и масло.

Наконец, маркетинг. Необходимо помнить, что фермер самостоятельно ведет свое хозяйство — он же пахарь, он же бухгалтер. На фоне этой загрузки крестьянину уже не до маркетинга.

Закрыты ли полки для фермера?

Сложившаяся рыночная ситуация в Екатеринбурге не так безнадежна для крестьян, как может показаться. По словам руководителя СХПК «Битимский», ему бывает сложно зайти в сети Екатеринбурга, однако соседние с ним магазины в Первоуральске намного сговорчивее.

— Если говорить об отдаленной территории, то когда у сети есть необходимость, она пойдет навстречу фермеру. В этом случае создается локальное присутствие, когда предприниматель доставляет продукты в одну точку, — сказал НАШЕЙ председатель Ассоциации «Уралпищепром».

Кадр из фильма «Ирония судьбы, или С легким паром!»

Сами фермеры, которые все-таки пробивались на полку, в итоге раз и навсегда отказывались от сотрудничества с ритейлом.

— Мы пытались выйти на рынок и платили по 130 рублей с тушки в лабораторию. Еще 1,5 тысячи рублей стоит ветеринарное свидетельство. Это не рынок такие цены ставит, а государство. А себестоимость тушки 750 рублей, при том, что продаем мы ее за 1 тысячу рублей, — рассказал НАШЕЙ о своем опыте основатель фазаньей фермы Дмитрий Панов.

В настоящее время аграрии предпочитают создавать собственные каналы сбыта, работающие по принципу «сарафанного радио». Как правило, основными покупателями крестьянской продукции становятся рестораторы и частные лица.

  • В итоге к 2017 году, спустя два года после введения продовольственного эмбарго, ритейл Екатеринбурга подошел к следующей ситуации.
  • Во-первых, взаимоотношения федерального ритейла с местными производителями выровнялись (относительно состояния 2014 года). Екатеринбургским предприятиям (порой с боем) приходится прорываться на полки, но обходится без административного ресурса.
  • Во-вторых, судя по разрезу продуктовой матрицы в сетях, сложнее всего местным производителям попасть на полку молочной и мясной продукции.
  • В-третьих, фермеры даже при поддержке административного ресурса (из-за малых объемов) не могут массово захватить полку. Однако у крестьянина есть шанс на сотрудничество, если магазин сети откроется по соседству с его производством.
  • Самые предприимчивые фермеры создают свои каналы сбыта, сокращая цепочку доставки продукции.
  • В-четвертых, административный ресурс не может существенно повлиять на присутствие и отсутствие местной продукции на полке (за исключением точечных ударов, как в случае птицефабрики «Рефтинской»).
  • Читайте также интервью НАШЕЙ с фермером Дмитрием Пановым о том, как предпринимателю-аграрию удалось довести свою продукцию до жителей Екатеринбурга.
Если вы стали очевидцем какого-то события или у вас есть фото/видео с места, сообщите об этом на почту ng@ng66.ru или по телефону 3-615-515. Также можно написать на WhatsApp или Viber по номеру +79221815515. За сообщение, ставшее темой публикации, мы выплачиваем до 2000 рублей.

Комментировать