Эксклюзив

«Может, не стоит заходить в храм»: как не оскорбить чувства православных верующих?

11:21, 12.05.2017
«Может, не стоит заходить в храм»: как не оскорбить чувства православных верующих?

Фото: кадр из ролика Руслана Соколовского

Разбираемся на примере дела Соколовского, как зайти в церковь и избежать уголовной ответственности.

В четверг, 11 мая 2017 года, в Верх-Исетском районном суде Екатеринбурга блогеру Руслану Соколовскому вынесли приговор. Молодого человека признали виновным по нескольким уголовным статьям, среди которых — статья 148 УК РФ «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий».

Для Екатеринбурга процесс стал прецедентным — Соколовский стал первым горожанином, осужденным по этой статье. В среднем по стране, по данным адвоката Алексея Бушмакова, приговоры по статье 148 УК РФ выносятся один раз в год.

Юристы не исключают, что этот процесс может стать основой для последующих уголовных дел. На примере истории с Русланом Соколовским «Наша Газета» разбирается, как не оскорбить чувства верующих.

Руслан Соколовский

Оскорбление чувств верующих в правовом поле

Для начала разберем, как законодатель определяет оскорбление чувств верующих. Итак, нарушением закона считаются «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих».

Различные части закона предполагают совершение этих «деяний» в церкви. В эту же статью включена ситуация, когда злоумышленник пытается помешать проведению богослужения.

Как следует из материалов дела, Соколовский во время ловли покемонов в Храме-на-Крови никому не мешал, в порядок богослужения не вмешивался. Это же признают и большинство оскорбленных верующих.

Как проводилась экспертиза религиозных чувств

Обвинение Соколовского строилось на части «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих». Пришедшие в суд верующие массово жаловались на резкие высказывания блогера по отношению к религии.

Однако одних жалоб мало. Они должны иметь обоснование в виде экспертизы. Такая схема уже давно отработана. Например, по статье 282 УК РФ «Возбуждение ненависти или вражды» (Соколовского судили и по этой статье). По экстремизму есть и методики, и специалисты с опытом.

Но, как выяснилось на суде, в деле по статье 148 УК РФ у следователей не было ни того, ни другого. Анализ творений блогера проводил историк Алексей Старостин. Опыта проведения подобных экспертиз у него не было.

Пришлось изобретать термины на ходу

На процессе Старостин заявил, что религиоведческой методики для определения оскорбления чувств верующих к настоящему времени не наработано. В самом законе также не прописано, что такое «чувства верующих» и как их можно оскорбить.

По этой причине Старостин воспользовался исключительно своими познаниями в этой области. В итоге он пришел к выводу, что статья 148 УК РФ — это богохульство.

— В законе не прописано, что такое чувства верующих. Поэтому я решил использовать этот термин (богохульство. — Прим. ред.), чтобы раскрыть с научной точки зрения, чтобы показать, какие чувства верующих могут быть задеты, — сказал историк на суде.

Как следует из экспертизы, чувства верующего — это «благоговение перед Богом», «страх и боязнь перед сатаной» и так далее. В своем приговоре судья Екатерина Шопоняк согласилась с этим определением.

Сами оскорбленные верующие использовали схожую с этим формулировку. Но в отдельную категорию чувств никто свою религиозность не смог выделить.

— Религиозные чувства — это моя любовь к Богу, Церкви и родине. Моя любовь к Храму-на-Крови, — сказал на суде оскорбленный верующий Николай Васильев.

Другой свидетель сравнил оскорбление чувств верующих с оскорблением могилы предков.

Определенную точку в этом споре пыталась поставить религиовед из УрФУ Зоя Чернышева. По ее мнению, религиозных чувств как таковых не существует, но ее точку зрения суд не принял.

Можно ли оскорбить верующего покемоном?

Судья и гособвинение не раз подчеркивали, что Соколовского судят не за ловлю покемонов в храме и не за атеизм. Сами оскорбленные верующие во время дачи показаний признавались, что их религиозные чувства были оскорблены не только роликами Соколовского.

НАША приводит подборку оскорбительных для верующих ситуаций:

— Храм — это дом божий и лишние телодвижения там не допускаются, — свидетель Пономарев об игре в ловлю покемонов в храме.

— В храме шутить нельзя, – свидетель Скорых.

— Человека верующего можно оскорбить, говоря что-то о Боге — настоятель храма Большой Златоуст, иерей Виктор Явич.

— Для меня это было оскорбительно. Я хожу в храм Господен на исповедь. И вдруг кто-то приходит и начинает ловить покемонов! Это жизнь моя во Христе, и меня оскорбляют, — говорит Елена Лапина. 

Из диалога адвоката и свидетеля Виктора Торохова:

– А вас оскорбляет, что Николая Второго называют «Кровавым», – интересуется адвокат и перечисляет страшные события во времена правления этого императора: Кровавое воскресенье, Ходынка и прочее.

— Это клевета. Меня это оскорбляет!

Свидетель Елена Лапина

Как не оскорбить верующего?

По итогам выступлений верующих в суде «Наша Газета» попросила священнослужителя и юриста разъяснить, чего не стоит делать в храме, чтобы не оскорбить чувства верующих.

Адвокат Руслана Соколовского Алексей Бушмаков:

— Никто не знает, что такое чувства верующих, и в результате этого я не могу выстраивать свое правомерное поведение. То есть я не знаю, как себя вести. Лучше в храм, наверное, вообще не заходить, чтобы тебе кто-нибудь не сделал замечание. Вдруг это оскорбит чьи-то религиозные чувства. Кроме этого, старший священник Храма-на-Крови (протоиерей Максим Миняйло. — Прим. ред.) в суде сказал, что у каждого храма свой устав и свои правила поведения.

Поэтому опасность совершить преступления сохраняется, она не  устранена. Религиозные чувства, что признавали и религиоведы, и сами верующие, – это субъективные чувства. У каждого они свои. Если хотя бы кто-то из 148 млн граждан оскорбится чем-то, то это окажется преступлением.

Викарий Екатеринбургской епархии, епископ Среднеуральский Евгений (Кульберг):

— Если человек боится зайти в храм… Я встречал таких людей, которые боялись выходить на проезжую часть. Проносятся автомобили и всегда есть опасность, что тебя могут сбить или ты можешь стать виновником ДТП. И вот люди испытывали такие страхи. Я им рекомендовал взять в руки Правила дорожного движения, прочитать их, понять и может обратиться к специалистам. Осознать эти правила.

Я бы рекомендовал людям поинтересоваться правилами поведения в храме. Эти правила есть в православных библиотеках, церковных магазинах, на сайтах храмов. Не надо приходить в храмы нагишом, безобразничать… В целом, эти правила похожи на правила поведения в муниципальных, государственных и других общественных учреждениях.

Для примера, если  человек выходит на красный свет и преграждает дорогу автомобилю, или садится пьяным за руль, то, конечно, ему грозит уголовная ответственность, потому что он нарушает законы Российской Федерации. Если человек оскорбляет других участников дорожного движения, хамит или обзывается на пассажиров в автобусе и троллейбусе, то конечно возникает опасность, что против этого будут введены меры.

Последнее слово за экспертизой

В любом случае, если действия человека в храме покажутся верующему оскорбительными, последнее слово будет за экспертами. Однако, как показало дело Соколовского, для анализа на предмет оскорбления чувств верующих в законодательстве слишком много пробелов.

  1. В законе не прописаны определения для терминов «религиозные чувства» и «оскорбление чувств верующих».
  2. Отсутствуют методики религиоведческой экспертизы и опытные специалисты.
  3. Право на толкование терминов из статьи 148 УК РФ закреплено за экспертом. Суд может или принять или не принять его точку зрения.
Если вы стали очевидцем какого-то события или у вас есть фото/видео с места, сообщите об этом на почту ng@ng66.ru или по телефону 3-615-515. Также можно написать на WhatsApp или Viber по номеру +79221815515. За сообщение, ставшее темой публикации, мы выплачиваем до 2000 рублей.

Комментировать