Евгений Ройзман о примитивной подлости детей, закрытии бизнеса и экономии света

12:12, 07.02.2015
Евгений Ройзман о примитивной подлости детей, закрытии бизнеса и экономии света

Фото: архив "Нашей Газеты"

"В натуральную величину"


Женщина в 2009-м взяла кредит и купила помещение на первом этаже нового дома. Сделала там парикмахерскую и салон красоты. Десять человек работает, клиенты уважают. Бизнес развивается. Тем временем дом заселился полностью и начальник ТСЖ (двадцать пять лет в суде отработал) решил поставить вокруг дома забор. Забор поставили. Бизнес убили. Все закрывается. Владельцы разорены. Десять человек на улице. Ищем все возможности решить вопрос. Это не единичная история. По ощущениям, некоторые из жителей дома, ставя забор и обрушивая чей-то нехитрый бизнес, испытывают при этом трудно скрываемое злорадство. 
Потом девчонка пришла. Приехала с Украины. С 2000 года живет в России. Одну дочь привезла с собой, другую родила здесь, а третий ребенок приемный. Так вот, российское гражданство есть только у приемного. Пятнадцать лет на нелегальном положении. И работает нелегально. Просто специалист хороший и человек добрый. А тут уже вообще край. Сразу же включились, алгоритм понятен. Но вообще, сильно - с тремя детьми пятнадцать лет на нелегальном положении. Мария зовут. 
Пришел цыган из русских. Придумал бизнес небольшой – стоянку сделать с автомойкой. А я его знаю. Он из тех, кто никогда наркотиками не торговал и не боялся своих стыдить. Постараюсь посодействовать. 
А потом пришел пенсионер. Его обманули при начислении пенсии. А он долго на Севере работал, натерпелся, и ему очень обидно. И вот ему на глаза попалась газетка Холдинг «Право». Типа, решим ваши юридические проблемы. И вот он пришел к ним. Офис в центре города, секретарша длинноногая. Тут же вышел юрист, взял калькулятор и говорит: «Действительно, ваша пенсия должна составлять 19 500! Заплатите нам 28 000, и мы вам враз пересчитаем». Он назанимал денег, отдал их этим уродам и стал ждать. А однажды пришел туда, там офис пустой, никого нет, только у двери толпа большая и милиционер в свидетели записывает. Порядка тысячи потерпевших. Очень досадная история. Сейчас будем все выяснять. Перерассчитать пенсию мы ему поможем. 
А пока разговаривали, пришла еще одна женщина. У нее сто тысяч выманили. Вообще в кризис таких историй становится все больше. Занимаемся.
А потом пришла пожилая женщина. У нее есть сестра. А у сестры внук, и вот они этого внука вдвоем воспитывали с девяти лет. И души в нем не чаяли. И вот, когда он стал большим, он занял у нее денег на покупку машины – 280 000. Он на машине гонял, потом ее разбил, а деньги отдавать не думает. Она обратилась в суд, и есть судебное решение. Тогда он стал прятаться. Ну, а чего ему? Бабка скоро умрет, деньги ей не нужны, а ему еще жить да жить. Ну, в общем, красиво начинает. Поможем. 
А дальше просто невероятная история. Зашла женщина пожилая, а с ней совершенно седой, переломанный и притихший мужик. Я думал, ему лет восемьдесят. Оказалось шестьдесят. Жили в однушке на Онуфриева. Он, жена и сын. Квартира его. Заработал. А потом жена умерла. Погоревали, конечно, а потом сын решил жениться, привел женщину, она родила. Тяжело в однушке, и сын говорит: «Папа, давай квартиру продадим, я тебе комнату куплю, а мы с женой дом купим. Отец, простодушный мужик, согласился, заключили сделку в агентстве «Новосел». Сын написал гарантийное письмо, что сразу же после сделки купит отцу комнату. Все получилось. И после продажи квартиры мужик своего сына не видел больше ни одного раза.
Первый год он еще приходил в «Новосел» и, смущаясь, спрашивал: «Там это, того, сын обещался комнату купить, не купил еще?». Потом агентство съехало. Мужик забомжевал, потому что пойти ему было реально некуда. А какая жизнь у бомжа? Там обморозился, там избили, и два раза просто поджигали. Добрые люди помогли ему выиграть суд. Есть решение от 2008 года. Но прошло уже несколько лет и приставы еще не пошевелились. Как показывает практика, судебные приставы работают очень избирательно. Как-то в морозы он пришел на прием, и мы сумели договориться с ночлежкой. Там в восемь вечера запускают, а восемь утра выгоняют на улицу. Ну, хоть как-то решили. 
А я его спрашиваю: «А почему вы тогда-то не рассказали мне про эту ситуацию? А он говорит: «Так стыдно – сын ведь родной!» Ох, ты, бедолага. Включились. И по вещам надо будет помочь, и по медицине (уже решили и договорились). И, конечно, попытаемся повлиять на ситуацию. Если честно, я таких историй по работе еще не встречал. Она поражает какой-то безоглядной примитивной подлостью. 
Для меня эта история страшнее, чем «Король Лир» у Шекспира. Почему? Да потому что она произошла на самом деле и еще не закончилась. Но мы уже не отпустимся. 
Потом пришел инвалид. Работал в 38-м цехе на Уралмаше кузнецом. Пенсия десять тысяч. Живет в двушке. За квартиру платит пять тысяч. На лекарство уходит две с половиной-три. Говорит: «Женя, я тебе доверяю – расскажи мне, как жить?» А я ему что скажу? Если уж совсем край будет, приходи – чего-нибудь, да помогу. 
По лекарствам, кстати, все больше и больше проблем. 
Потом пришла женщина. Сама преподаватель. Дочь инвалид, живут вдвоем.
- Не знаю, говорит, что делать, не пролазим, копится долг за квартиру. 
Я говорю: 
- За какой период?
Она говорит: 
- С декабря 2014
Я даже засмеялся:
- Разве это долг?
А она говорит:
- Для меня это очень серьезно. Я ни разу в жизни ни копейки не была должна... 
Действительно, есть такие люди. Вызывают уважение. 
Пенсия у нее семь тысяч, и дочка подрабатывает по уходу. Так и живут вдвоем. 
Потом пришел Владимир Андреевич Пелепенко с Женей Тамплоном. У Владимира Андреевича самое большое в России собрание минералов. Его выселяют из Большого Урала, и он уже несколько лет ищет помещение. Поговорили. Вроде бы наметили вариант. А уже когда он уходил, я ему говорю: «Владимир Андреевич, у меня тоже самое больше собрание в стране по наиву, и я сейчас договариваюсь с городом о помещении под создание музея наивного искусства. Сделаю и передам городу. А он вдруг посмотрел на меня так серьезно и говорит: «Знаешь, а я не готов. Я этой власти не верю».
Тоже позиция. Ему уже восемьдесят лет. 
А потом пришел Николай Афанасьевич, и говорит: «Женя, кризис! Зачем на улицах столько света?! Надо экономить. Распорядись, чтобы свет гасили в десять вечера».
Я говорю: «Николай Афанасьевич, миленький, так ведь некрасиво без света. К тому же люди не спят, в городе ночная жизнь».
Он отложил костыли, поднял руки и говорит: «Красота и экономия вещи разные, а ночная жизнь пусть проистекает на кроватях».
Вот так и живем. 
Эхо Москвы в Екатеринбурге сегодня собрали друзей на показ «Левиафана» в Салюте. Меня тоже пригласили. Но я не успел. Потому как целый день наблюдал Левиафана в натуральную величину.

Если вы стали очевидцем какого-то события или у вас есть фото/видео с места, сообщите об этом на почту ng@ng66.ru или по телефону 3-615-515. Также можно написать на WhatsApp или Viber по номеру +79221815515. За сообщение, ставшее темой публикации, мы выплачиваем до 2000 рублей.

Комментировать