Евгений Ройзман о пенсионерах, ветеранах и высокие ставки в банках

16:05, 17.01.2015
Евгений Ройзман о пенсионерах, ветеранах и высокие ставки в банках

Фото: commons.wikimedia.org

До приема еще сумели двух человек по больницам распределить. Оба из области. Один – известный спортсмен, разрушен тазобедренный сустав. А у другого - остеомиелит. Врачам, конечно, низко кланяюсь. 

Парень пришел, тоже врач. Изготавливает оборудование для реабилитации детей с ДЦП и для выхаживания инсультных. Двадцать пять человек на предприятии. Грамоты, медали, прочие награды. Денег только нет. Договариваемся с кредитом, а банкир говорит: «Мы не дадим». 
- ?! 
- Дешевле тридцати процентов кредитов нет. Не потянет. Боюсь человека погубить.
Звоню другому, он говорит: «Вообще не даем». Ну и хорошо, думаю. Может и к лучшему.

Потом пришла женщина, которая возглавляет организацию блокадников. Это та история, про которую написали во всех СМИ. На самом деле всё оказалось, конечно же, не так. Договорились, что я отправлю за стариками машину, привезем сюда, и здесь я лично всех поздравлю и обниму. 

Несколько сложны ситуаций с поиском работы. Начались сокращения. В Екатеринбурге была безработица 0,47%, сейчас 0,53%. Не критично, но на личном приеме уже ощущается. 

Потом пришел восьмидесятилетний изобретатель. Вывалил стопку патентов. В том числе изобрел коньколыжероллеры, на которых проехал несколько тысяч километров. Просит помочь издать книгу. Торопится принести пользу стране. 

Потом пришла замечательная женщина, работала в соцзащите до шестидесяти девяти лет. Стояла на очереди с прошлого века. И вот в двухтысячном году узнала, что она третья. Сегодня, в 2015 году, пришла узнать, не продвинулась ли. Ей предлагали дом ветеранов, но она отказывается. Узнаем всё. 

Пришла женщина, очень известный врач, лучший реаниматолог-неонатолог. Ежедневно спасая чужих детей, не сумела своего в садик устроить. С удовольствием помогу.

Пришел мужчина за восемьдесят. Живет в доме ветеранов. Сосед на тринадцать лет моложе, громкий, да еще и женщину привел. Наш Комитет по социальной политики включился. Помогли. 

Женщина пришла. Отец фронтовик умер. Памятник не может поставить. Спрашиваю: «Где отец воевал?». Она говорит: «В штрафбате, железнодорожник. Была бронь. Жили с огорода. Поймал на огороде вора, избил. Забрали в штрафбат». Показала единственную сохранившуюся выцветшую фотографию. Спокойный мужик. На гимнастерке Орден Славы, Красная Звезда и еще не читается. Какая-то непростая история. Попросил, чтобы записала всю информацию об отце. Памятник сделаем. 

Потом пришла Тамара Михайловна. Позитивная маленькая женщина. Оказалось, что ей восемьдесят семь лет. Пока решали ее проблемы, она нахваливала свою управляющую компанию. Приятно. Обычно к стенке готовы поставить, а тут нахваливают. Не удержался, нашел телефон директора, позвонил. Ему было очень приятно. И я доволен. 

А потом сложная ситуация. Парень воевавший работал в МЧС водителем. Повез домой начальника караула. По дороге завез его еще в пару мест. Высадил у дома. И того в подъезде задержали с наркотиками. А этому сказали: «Увольняйся по собственному». Он с перепугу и уволился, хоть и не при делах. Начальнику караула вмонтировали десятку, а этого выселили из общаги с женой и тремя детьми, один грудной. И вот ситуация: трое детей на руках, жена не работает, он не работает, и жить им негде. Мало того ей еще и не выплатили декретные. В результате надо помочь получить деньги, помочь с жильем, помочь с устройством на работу. А у них уже всё, край. Она говорить не может, постоянно плачет. Мужик серый весь, губы дрожат. А ты говоришь - Левиафан. 

Женщина пришла, просится в дом ветеранов. Ей семьдесят пять лет. А в двушке, которую она получила на заводе, живет ее дочь, ее муж, внук, жена внука, маленький ребенок и большая собака. И она уже больше так не может. Женщина в смысле. Мне бы, - говорит, - под конец жизни хоть как-то пожить. 

И еще одна восьмидесятилетняя пришла. Трое детей, а питается в благотворительной столовой на Пехотинцев. 

Несколько человек пришли по ветеранству. Обижаются, у некоторых по пятьдесят лет стажа, а звания «Ветеран труда» нет. Причем большинство из тех, кто хлопочет, хотят подешевле поставить зубы. Вообще мы нашли ход, несколько раз удавалось помочь. 

И еще пришли несколько семей. Мать, сын с женой и с ребенком, и дочь с мужем. Сын известный ювелир-дизайнер. Заложил квартиру банку. Работал, платил проценты. Потом с ним случилась какая-то детективная история. Не сумел рассчитаться. Банк очень быстро выиграл суд и вытряхнул их из квартиры. С детьми, в тридцатиградусный мороз, идти некуда. Скажите: «Так не бывает!». Еще как бывает. Такие ситуации можно Левиафанами мерить. 

Много еще всего было. Приходили из разных общественных организаций. Приносили интересные общественные проекты. Между делом купили маленькой девочке-сироте модные меховые ботинки. Очень красиво, в школе ахнут. Бабушка аж два пирога принесла. Один с рыбой, другой с капустой. 

Так и день прошел. Завтра, кто хочет, приходите, с нами пробежимся. Быстро не побежим. Удачи всем.

Если вы стали очевидцем какого-то события или у вас есть фото/видео с места, сообщите об этом на почту ng@ng66.ru или по телефону 3-615-515. Также можно написать на WhatsApp или Viber по номеру +79221815515. За сообщение, ставшее темой публикации, мы выплачиваем до 2000 рублей.

Комментировать