Наверх

«Не славлю ни ополчение, ни украинские власти. Война – это плохо»: беженец с Украины о жизни в ополчении ДНР

«Не славлю ни ополчение, ни украинские власти. Война – это плохо»: беженец с Украины о жизни в ополчении ДНР
18+
Фото: Дмитрий Шевалдин/«Наша Газета»
Он прослужил в ополчении ДНР около полугода и уехал в Россию, потому что устал воевать. Сейчас он временно живет и работает в Екатеринбурге. Эксклюзивное интервью для «Нашей Газеты».

Новости Екатеринбурга и Свердловской области - 15.04.2016

В Украине в марте этого года после недолгого перемирия вновь началось затяжное противостояние между киевскими властями и непризнанными Донецкой и Луганской народными республиками. «Нашей Газете» удалось пообщаться с бывшим добровольцем ополчения ДНР, приехавшим в Екатеринбург, чтобы получить убежище.

Николай, или Микола

Он представляется Николаем, хотя по паспорту его настоящее имя Микола (по его просьбе фамилию мы не публикуем. – Прим. авт.). Высокий молодой парнишка, натуральный блондин, коренаст, простецкое лицо. Но когда он начал рассказывать свою историю, простота внезапно исчезла. В глазах загорелась искра воспоминаний, которые испытал парень к своим 20 годам.

Около полугода воевал в ополчении, защищая родной город Горловку. После того, как весной 2014 года власти Украины отказали Донбассу в независимости, началось гражданское противостояние.

Об этих событиях, службе в ополчении в родной Горловке и своих мытарствах в России Николай поделился с корреспондентом «Нашей Газеты». Его цель сейчас – строить свою жизнь, получить российское гражданство и пойти служить в российскую армию.

«Наша Газета» публикует историю молодого парня с его слов – с самого начала противостояния в Украине и до момента, как он оказался в Екатеринбурге.

«Дали в руки СВД, загнали на крыши и сказали наблюдать»

– После событий в Киеве начали все подниматься. В нашей Горловке это произошло внезапно. Делали референдум, результата не вышло – его признали нелегитимным. А через пару дней уже начали захватывать Горловское УВД.

Как я туда попал? Проснулся с утра, звонит товарищ (он сейчас находится в розыске в Украине): «Мы идем на захват УВД, приезжай». Приехал, там толпа, несколько сотен человек. Вообще, само управление никто не планировал захватывать – просто хотели поменять флаг с украинского на ДНР. Но когда начальник УВД скинул с козырька здания пацана, который хотел это сделать, дело приняло другой оборот. Потом этого начальника побили.

Возмущенная толпа начала захват здания: выломали решетки, начался штурм. В итоге сотрудники полиции сдали оружие.

Затем был захват Горисполкома. В городе организовали блокпосты, люди пошли добровольцами в ополчение. Я стоял на блокпосте УВД, где я прошел обучение на снайпера. Ну как обучение! Дали в руки СВД (снайперская винтовка Драгунова. – Прим. авт.), показали, как пользоваться, загнали на крышу и сказали наблюдать.

«Вошел во вкус и остался»

– В ополчение сначала забирали всех мужчин от 18 до 45 лет. Были, конечно, мужики за пятьдесят, но это были «афганцы» - вэдэвэшники с боевым опытом за плечами, которые могли спокойно держать оружие.

А так, в основном, молодых парней забирали. Можно сказать, что и я так попал в ополчение (улыбается). Точнее так – сначала пошел добровольцем, а затем хотел уйти. Но мне сказали, что уже нельзя – поздно.

Если бы отказался, избили бы - и «на яму», в подвал. Окопы бы копал. Нам это так преподносили: на сегодняшний день не хватает людей для поддержки ситуации на Донбассе. Хотя половина моих знакомых сразу свалила – кто на Западную Украину, кто в Центральную, кто в Россию.

Правда, через три-четыре месяца, когда появились разведотряды чеченцев, русские добровольцы, стали отпускать добровольно. Особенно пацанов, которым надо учиться, – учебная деятельность на некоторое время была прекращена. А я, как говорится, вошел во вкус, поэтому и остался.

У меня мать с отчимом живут, сестренке 4 года. Я с 16 лет самостоятельно живу, так как с отчимом в конфликтных отношениях. Поэтому в ополчении мне хорошо было с одной стороны – кормили, деньги платили, ну и какой-то опыт получал. В армии я не успел на тот момент послужить.

В ополчении. Мародерство

– Первоначально происшествий не было. В основном, работали группы быстрого реагирования. Они состояли в большей степени из чеченцев.

Моим непосредственным руководителем был Безлер, у него был псевдоним «Бес». Имя и отчество он никогда не говорил (Игорь Николаевич. – Прим. авт.). Помнится, он ездил на машине «ПриватБанка» (крупнейший коммерческий банк Украины. – Прим. авт.). Эту машину явно отжали.

Что значит «отжали»?

– Проще говоря, занялись мародерством. В основном отжимали машины. Забирали у украинских войск, у украинского ополчения, если пьяным кого-то заметили… Помнится, парень решил с девушкой покататься, подвыпивший был и по полю начал гонять. Мы его остановили и конфисковали автомобиль.

Мы просто могли выйти на дорогу, навести оружие и сказать: выходи, мы забираем твою машину. По сути, начался беспредел. Заходили, в основном, в магазины, мирных жителей не трогали… Чего уж, и сам я в этом участвовал. Мы просто заходили, забирали, разворачивались и уходили. Я сам себе пару плазм (плазменный телевизор. – Прим. авт.) отжал.

У нас, не знаю зачем, в танках всегда стояла канистра спирта. Мы этот спирт потихонечку сливали: накидаемся спирта и пойдем, машины поотжимаем.

Расстрел на месте

– Отжимали блокпосты. У меня есть знакомый, у него – Porshe. Когда отжимали донецкий блокпост, рядом находился салон Porshe. Они просто зашли, навели автоматы на людей и забрали себе машины, катаются сейчас. Эти машины у них никто не заберет на данный момент, потому что они являются уже собственностью ДНР.

Конечно, на сегодняшний день такое запрещено. За это без судебного разбирательства расстрел на месте – был издан специальный приказ.

После этого приказа оружие себе кто где закопали. У меня, к примеру, около дома сейчас закопано две гранаты Ф1 и два ПМ (пистолет Макарова. – Прим. авт.). У моего товарища, соседа – два автомата Калашникова дома лежат в шкафу и граната Ф1.

Убийства мирных жителей

– Когда Безлер из Славянска вернулся (он был непосредственным руководителем по всей Горловке), мародерство прекратилось. В то время уже начались обстрелы: по боевым позициям ополченцев, по жилым районам, по центру города. Если украинские войска прорывались на территорию города, начинался просто отстрел населения.

Есть видео (снимал знакомый): на остановке сидели два человека, ждали автобуса, ни в чем неповинные, а украинские военные, как они сами себя называли, каратели, просто их убили. Женщине тяжелым орудием снесли полголовы, и из обычного автомата Калашникова был расстрелян мужчина.

Боевые действия. Донецкий аэропорт

– Наш блокпост – Горловское УВД - при мне около шести или семи раз был обстрелян. При этом Горисполком не трогали – у него политический статус был, переговоры велись и прочее.
Нами было сбито два самолета с нашего блокпоста. Сбили с артиллерийского орудия – специальная противовоздушная установка.

Донецкий аэропорт… И говорить нечего – там просто мясо было. Его штурмовали, как могли. Там есть подвальные помещения, где они (ВСУ – Вооруженные силы Украины. – Прим. авт.) могли прятаться. Как только у них закончились продукты, им пришлось сдаться. Так Донецкий аэропорт все же оказался в наших руках.

Туда я попадал два раза. Но, в основном, сидел в окопе, потому что голову высовывать не очень хотелось - постоянная перестрелка.

Дебальцевский котел: «Половина сдались, половина застрелились»

– Дебальцевский котел. Здесь происходили самые тяжелые бои. Как его взяли? Закидали дымовыми шашками, обошли просто со стороны. Половина сдались сами, многие покончили жизнь самоубийством – просто застрелились на месте. А что делать? Их либо в плену расстреляют, либо на месте.

Но многие сдались. В конечном итоге, кто-то присоединился и остался служить, а кто начал противиться - был расстрелян на месте. Некоторых увезли на блокпост – многих там и расстреляли.

По телевизору говорили, что там умерло около 70 человек. Это все вранье. Около 300-400 человек полегло. От ополчения – около 150-ти.

«Я просто психанул и ушел»

– После Дебальцевского котла я психанул. Во-первых, после этих событий мы могли спокойно идти на Харьков, а затем дойти и до границы с Киевом. И здесь наши непосредственные командиры говорят: становимся в оборону, огонь без надобности не открываем. То есть был подписан мирный договор. Это возмутило.

А во-вторых, начали задерживать зарплату сильно. Мы получали 15 000 рублей в месяц, а цены у нас не ниже, чем в России. У меня бабушка получает там 4 000 рублей пенсии. Как на эти деньги можно прожить?

Русским добровольцам там платили около 2 500 - 3 000 долларов. Разведотрядам чеченцев не знаю, сколько платили. Короче, психанул и уехал в Харьков (в розыске я не был), а затем в Москву.

Русские срочники, контрактники и чеченцы

– Ополченцев намного меньше, чем русских добровольцев. Это контрактники и срочники. Я с ними общался, говорят, что пошли на срочную службу, там выдали бланки, заставили подписать. После этого - сразу на передовую.

Уже здесь в России, в Санкт-Петербурге, ехал с таксистом, разговорились. Ему предлагали зарплату в 90 000 рублей. Он отказался.

У нас с начала боевых действий работали разведгруппы, в основном, состоящие из чеченцев. Они зачищали блокпосты: в нужный момент появлялись и в нужный момент исчезали. Такая группа из четырех человек могла запросто уничтожить один блокпост. Это специально подготовленные профессиональные бойцы, которые разносили просто все.

Москва, Сургут, Питер, Екатеринбург

– В России я нахожусь уже около года. Сначала приехал в Москву, затем в Сургут, потом в Питер. Оттуда уже сюда в командировку направили и документы сделать – оформить беженство.

Работу нашел с трудом. В Москве работал по ремонту, курьером, но зарплата не устроила. Подался в Сургут на стройку. Там отработал четыре месяца. Обещали много – получил ничего. Говорили, месяц отработаешь стажером, будешь получать 40-45 тысяч рублей. В итоге четыре месяца получал по 15-20 тысяч рублей. Надоело. Уехал в Санкт-Петербург к товарищу.

Там занимались ремонтами, но тоже с деньгами плохо выходило. Мне предложили работу в прямых продажах (я до войны продавал окна, балконную технику). Согласился. Отработал в одной организации, но она развалилась, потому что там все подсели на наркотики.

Сейчас устроился в другую организацию, где работаю около полугода. В принципе, получается. Сколько продал, столько заработал. Но у меня закончилось временное пребывание, которое я оформил еще в Сургуте, поэтому меня направили в командировку в Екатеринбург.

Но в идеале, когда оформлю документы, планирую пойти служить в российскую армию. Тем более, и опыт уже есть.

«У меня вариантов нет – работать надо»

– Если я поеду в Украину, то меня или примут (заминается)... Нет, меня не заберут (я уже оформлялся как беженец и пересек территорию России), но – либо 15 лет за сепаратизм, либо, как правило, таких просто не довозят до суда. Списывают обычно на то, что оказал сопротивление и был расстрелян.

Напрягает только, что родные там. А куда деваться? Мать с сахарным диабетом, отчим тоже привык. Да и с маленьким ребенком все эти переезды, непонятно куда и зачем. Но они и сами не хотят уезжать. Пока до них не долетают снаряды.ъ

Возвращаться я в любом случае не собираюсь. У меня вариантов нет – работать надо, помогать семье. Если честно, там и до этого не лучше было. Из Горловки люди уезжали. На шахту чтобы устроиться, надо было платить деньги, просто так не устроиться. В среднем зарплата – это две, три тысячи гривен. По российским меркам – 6 000-7 000 рублей. Сами понимаете, на такие деньги не прожить.

«Хочу сам построить свое будущее»

– Первоначально мне в России тяжело было, но сейчас придерживаюсь такого мнения – там, где я нахожусь, там и есть моя родина, мой дом. К переездам я привык. Первые полгода в России были мысли: поеду обратно, я здесь не хочу, не могу. А что дальше? Опять обстрелы, опять война? Опять в надеждах на лучшее будущее? Я хочу сам построить свое будущее. Для этого мне нужны сейчас документы. А вернуться обратно я всегда успею.

Я не славлю ни ополчение, ни украинские власти, потому что это война. То, что происходит там, – это очень плохо.

Дмитрий Шевалдин, 15.04.2016, 20:04
Тэги: Политика, Видео, Фото
Нашли ошибку? Выделите фразу и нажмите Ctrl+Enter

Узнай больше! Вступай в группу «Нашей газеты»:

Подпишитесь на рассылку


Искусство Мультимедиа Убийство в Рахмангулово Эксклюзив Храм святой Екатерины Политика Высокие технологии История успеха Крушение самолета под Ростовом Интернет Дорожные воины Погода В Египте разбился самолет с российскими туристами Ловец покемонов Выставки Суд Самолет Афиша ДТП Дом-2 Интервью Психология Статистика Кризис и санкции Экономия Сибирская язва Мода Отдых Студенты Расписание История Екатеринбурга Коллекторы Новости России Путин Футбол МЧС Общественный транспорт Опрос Секс Авто Отношения Жизнь в городе Взрыв ГИБДД Заместитель главы школы Олимпийского резерва - педофил? Приостановка полетов в Египет Новости Еда Ельцин-центр Деньги Растения Мистика Баскетбол Новости дня Взятки СМИ Здоровье Пожар Производство Необычное Медицина Кто заработал Обрушение крыши на Калинина Приговор Лошагину Горячее ИГИЛ Тест Видео Снос монастыря на Качканаре Туризм ЖКХ Волейбол Расстрел Развлечения Недвижимость Красота Спорт Культура Сотрудник ФСБ убил жену и ребенка Криминал Военный репортаж Рецензия Музыка Лайфхак Дети Дороги Новый год Пусть говорят Личное Грипп Бэби-боксы Происшествия Дело Пьянкова Мировые новости Животные Рейтинг Погиб бейсджампер Ратмир Нагимьянов Корь Шоу-бизнес Репортаж Горящие авто Хоккей Фото Транспорт Отключение света Уралмаш, Эльмаш Образование Религия Ошибки врачей Хэллоуин-2015 Скандалы Школа Парковки Война ритуальных агентств Розыск Доска позора Голодовка в колонии Мотоциклы Бизнес Грипп в Екатеринбурге Семья Слухи Смерть Скорая помощь Строительство ВУЗ ЗАГС Женщины Конкурсы Расстрел на Депутатской Мужчины Биатлон Знаменитости Гололед Экономика Позитив ЧМ-2018 Катастрофа
Учредитель ООО «Город 66». Директор: Кстенин Сергей Иванович. Редактор сайта: Татьяна Манакова
Редакция портала NGZT.ru
620014, г. Екатеринбург, ул. Добролюбова, д.16, оф. 805, 809, 810. +7(343) 239-46-10, +7(343) 239-46-45, ng@ng66.ru
Предложить свою новость
Частные объявления
8-950-633-68-02, 8-982-669-71-89 – прием частных объявлений
Размещение рекламы в газете «Наша Газета» и на сайте NGZT.ru: +7(343) 239-43-16, +7(343) 239-64-40, +7(343) 239-61-40, +7(343) 239-43-15
Отдел службы распространения:
(343) 239-46-40, anistratov@ng66.ru
При частичном или полном воспроизведении материалов новостного портала www.NGZT.ru в печатных изданиях, а также теле- радиосообщениях ссылка на издание обязательна. При использовании в Интернет-изданиях прямая гиперссылка на ресурс обязательна. Использование эксклюзивных фотографий портала без разрешения редакции запрещено, в случае нарушения данных требований будут применены нормы законодательства РФ. Редакция портала не несет ответственности за комментарии и материалы пользователей, размещенные на сайте NGZT.ru и его субдоменах. Возрастная категория сайта 16+
Новостной портал Екатеринбурга — NGZT.ru © 2009-2016
Портал работает по технологии «ProSmi» © 2012-2015
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru