Эксклюзив

«В 90-е в Екатеринбурге была хана»: фотограф Сергей Максимишин о путешествиях и первом посещении столицы Урала

18:10, 20.10.2016
«В 90-е в Екатеринбурге была хана»: фотограф Сергей Максимишин о путешествиях и первом посещении столицы Урала

Фото: Инна Липская/Facebook.com

В Екатеринбурге фотожурналист дал двухдневный мастер-класс.

В Екатеринбурге в минувшие выходные, 15 и 16 октября, известный фотограф из Санкт-Петербурга Сергей Максимишин провел мастер-класс по фотографии, на котором рассказал о своих поездках в Сараево, на Кубу, первом впечатлении от Екатеринбурга и многом другом.

Свободный фотожурналист в Екатеринбурге

Сергей Маскимишин работает свободным фотожурналистом, и за свою многолетнюю профессиональную деятельность посетил десятки стран. Мало того, что он интересный рассказчик, вдобавок каждая из поездок – это отдельная история, которая находит отражение в его  работах.

Сергей Максимишин

Сергей Максимишин. Фото: Инна Липская/Facebook.com

О профессии фотожурналиста, о том, как он сбегал от проститутки на Кубе, и о своем первом посещении Екатеринбурга в 2008 году вместе с французским коллегой, Сергей Максимишин рассказал «Нашей Газете».

О профессии: «Образ жизни фотожурналиста дорогого стоит»

– Знаете, чем отличается профессиональный фотограф от любителя? Профессионал всегда знает, зачем он снимает что-то, а спросите об этом любителя, не думаю, что получите внятный ответ. Поэтому я точно знаю, для какой фотографии я сегодня вышел.

Если вы хотите стать фотожурналистом, нужно понимать главное – в этой профессии нет очень многих вещей. Например, денег. Вы заработаете гораздо больше, снимая свадьбы, пельмени или девушек.

Также наивно предполагать, что вы станете знаменитым. Выйдите на улицу и спросите у прохожих, кто такой Алекс Уэбб или Паоло Пеллегрин. Ответят единицы, и это будут профессиональные фотографы. Более крутым, чем Уэбб или Пеллегрин, не стать никогда. Это просто невозможно.

Наивно думать, что ты пришел в эту профессию, чтобы изменить мир. Это ошибка! Фотографы перестали менять мир с появлением телевидения и Интернета, а это 90 процентов информации, которую мы сегодня получаем. Когда-то да, фотографы меняли мир. Помните ту фотографию девочки, бегущей из охваченной огнем вьетнамской деревни? Она действительно остановила войну. Она так шибанула по мозгам! Сегодня я не знаю, что такого нужно снять, чтобы хоть как-то сдвинуть сознание. Сегодня нас переложили с полки «Новости» на полку «Развлечения».

Сергей Максимишин

Сергей Максимишин – не только отличный фотограф, но и интересный рассказчик. Фото: Инна Липская/Facebook.com

В этой профессии единственная важная штука – это образ жизни. А это дорогого стоит: получить столько впечатлений, приключений и удовольствия. За свои 15 лет в фотожурналистике я получил этого много, просто невероятно много. Ведь по большому счету, кроме наших воспоминаний ничего под старость и не остается. И конечно, свобода.

Впервые в Екатеринбурге: «За такую застройку в Питере была бы революция»

– В Екатеринбурге я снимал в 2008 году для французского журнала Paris Match. Круче журнала для фотографа не бывает, это большая честь и почет опубликоваться в нем. Да и платят они больше!

До этого в Екатеринбурге я еще ни разу не бывал. И полетел к вам из Иордании, где снимал крещение. По пути позвонил Саше Корякову, фоторедактору ИД «Коммерсант», он родом из Екатеринбурга. Он мне все рассказал про Екатеринбург.

Сергей Максимишин

«Концепция материала была такая – Екатеринбург 15 лет спустя». Фото: Сергей Максимишин/maximishin.com

Со мной был писатель, француз Пьер Деланной. Концепция материала была такая – Екатеринбург 15 лет спустя. Деланной был здесь 15 лет назад, в начале 90-х, когда тут была хана. Был ужас-ужас, и мы приехали, а тут все по-другому – Хаятт строится, огромные центры, какие-то спортивные центры УГМК. И он такой: «Этого не может быть!» До этого он все говорил, что Екатеринбург – очень грубый город, будто все здесь стамеской делано.

Сергей Максимишин

«Он мне: «Туда нельзя, там девочки раздеваются». Я ему говорю, что мне туда и надо». Фото: Сергей Максимишин/maximishin.com

Договорился о съемках в заведении Hills 1836. У хозяина еще французская фамилия. Говорю ему, мол, такой-то приехал снимать, снимал для таких-то журналов. Он не поверил и в ответ: «А я с Луны!» Ну, договорились, в общем. Еду я туда вечером, спускаюсь в заведение, там амбал стоит. «Куда?», – спрашивает. А мне за кулисы к танцовщицам надо! Он мне: «Туда нельзя, там девочки раздеваются». Я ему говорю, что мне туда и надо. «Ну, иди!» – отвечает.

Сергей Максимишин

«За такую застройку в Питере была бы революция». Фото: Сергей Максимишин/maximishin.com

Я искал фотокарточку на разворот журнала. И увидел храм, а рядом бизнес-центр построенный. Не лучшая моя фотография, но как сравнение прошлого с настоящим подходит. Вот за такую застройку в городе в Питере была бы революция, народ бы восстал просто.

Поездка в Сараево: «Здесь самые красивые женщины»

У меня была командировка в Сараево. Перед поездкой я всегда изучаю историю этого места и определяю, что буду снимать. Что снимать в Сараево? Последствия гражданской войны, Олимпиада здесь проходила, здесь убили экс-герцога Франка Фердинанда… И главное! Это самый крупный мусульманский город Европы, так сказать, щупальца ислама в сердце Европы. Раньше это была еврейская столица, но сегодня здесь девять евреев, которые не могут попасть в синагогу, потому что для этого нужно десять человек.

Я пошел на встречу с евреями, предварительно договорившись с ними. Прихожу, сидит девять человек. И с такой надеждой: «Парень, ты еврей?» Отвечаю: «Наполовину. У меня отец еврей, мама – украинка». Те: «Обрезанный?» Нет, говорю. Блин, отвечают с досадой. Им в очередной раз пришлось уныло проводить день в кафе.

Сергей Максимишин

«И главное! Это самый крупный мусульманский город Европы, так сказать, щупальца ислама в сердце Европы». Фото: Сергей Максимишин/remetalk.livejournal.com

Самым тяжелым оказалось снимать в Сараево тему Олимпиады. Потому что все олимпийские объекты либо заминированы, либо там живут настоящие разбойники, и туда реально полиция не ходит. Это неконтролируемая территория. Когда у нас говорят, что в Сочи будет то же самое, имеют в виду именно Сараево.

Еще в Сараево самые красивые представительницы прекрасного пола в мире. Это что-то невероятное! Там с бюстом меньше третьего размера только школьницы младших классов ходят! А мужики какие-то… Они делятся на две группы мужчин: одни походят на Гойко Митича, другие – на Луи де Фюнеса.

Путешествие по Кубе: «Сантъяго де Куба – как наш Челябинск»

На Кубу я поехал заниматься вместе со своими студентами. Для меня это еще и возможность за их счет снять свою историю. Решили в Гаване не сидеть, поскольку это место слишком туристическое, а три дня провести в городке Тринидад де Куба, просто посмотреть и поехать в Сантьяго де Куба. Это такой суровый город, как Челябинск. Фотожурналисту надо ехать туда, где нет туристов. На самом деле, вы уедете в ту же страну, только без какой-нибудь церквушки.

Сергей Максимишин

«Бродил по улицам, снял футболистов, какой-то оркестр детей, который ходит по улицам». Фото: Сергей Максимишин/maximishin.com

Здесь все просят денег. Подходит нормально одетый человек и говорит: «Дайте, пожалуйста, доллар!» У них считается нормой. Они думают, что у тебя долларов в бесконечном количестве. Сижу я в кафе в последний день поездки, пью водичку, и подсаживается человек. Сразу думаю, сейчас доллар будет просить. А он говорит на английском: «Вы из России?» Я насторожился: «Да, из России». Он: «Знаете, ваши же прогнали коммунистов?» Я такой: «К сожалению». А он в ответ: «Вот бы и у нас, к сожалению, прогнали».

Куба. Музыкальная школа

Куба и Индия – это такие очень коварные страны. Потому что очень просто поехать в Непал и снимать кучу красивых фотографий. В той же Кубе настолько богатая фактура, но таких картинок миллион. Ну, значит будет миллион сто. И я ходил, снимал красивые картинки, уличную фотографию. Бродил по улицам, снял футболистов, какой-то оркестр детей, который ходит по улицам. А потом на меня напала проститутка. Огромная. Я просто со всех ног бежал. Русо туристо облико морале! Но она, правда, была страшная!

Забежал в какое-то место, где еще не был до этого, и вдруг слышу, как кто-то на скрипочке играет «В лесу родилась елочка». Я как крыса за дудочкой. Подошел, написано «Муниципальная музыкальная школа». И тут я вспомнил, как читал, что Сантьяго для великой кубинской музыки примерно то же, что Новый Орлеан – для американской. Что здесь музыкальная школа, и я пришел именно сюда.

Сергей Максимишин

«Забежал в какое-то место, где еще не был до этого, и вдруг слышу, как кто-то на скрипочке играет «В лесу родилась елочка». Я как крыса за дудочкой». Фото: Сергей Максимишин/maximishin.com

Зашел, объяснил, что русский фотограф. Директор стал подводить меня к инструментам и пальцем указывать на названия: пианино «Красный октябрь», рояль «Эстония». Все наше. Потянулись преподаватели со стопками нот. Выяснилось, что вся учебная литература у них советская, но никто не может прочитать ничего, кроме нот! Они играли произведения, понятия не имея, как они называются и кто автор. И я стал переводить: Римский-Корсаков – «Полет шмеля», Бетховен – «К Элизе», Бородин – «Половецкие пляски». Из этого получилась история.

  • Сергей Максимишин – российский фотограф, свободный фотожурналист. Дважды побеждал в престижном всемирном конкурсе среди фотожурналистов World Press Photo (2004 и 2006 годы). Также победитель российских и международных фотоконкурсов.
  • Снимал для таких журналов, как Time, Newsweek, The Wall Street Journal, Stern, Business Week, Focus, Der Profile, Corriere della Sera, Nat Geo, «Огонек», «Русский репортер», «Итоги» и другие издания.
  • В России создал школу фотожурналистики. Издал две авторские книги – «Последняя империя. Двадцать лет спустя» и «Сергей Максимишин. 100 фотографий».
Если вы стали очевидцем какого-то события или у вас есть фото/видео с места, сообщите об этом на почту ng@ng66.ru или по телефону 3-615-515. Также можно написать на WhatsApp или Viber по номеру +79221815515. За сообщение, ставшее темой публикации, мы выплачиваем до 2000 рублей.

Комментировать