«Не так страшен черт, как его малюют»: Вячеслав Бутусов высказался о Центральном стадионе, Ельцин Центре и телебашне

21:00, 05.12.2017
«Не так страшен черт, как его малюют»: Вячеслав Бутусов высказался о Центральном стадионе, Ельцин Центре и телебашне

Фото: Артур Фазлиев / "Наша Газета"

Музыкант посетил столицу Урала, чтобы представить фильм о зарождении группы Nautilus Pompilius.

В Ельцин Центре состоялся показ фильма о зарождении и «архитектуре» группы Nautilus Pompilius. Премьеру картины под названием Nauhaus, которую монтировали 6,5 лет, открыли уральский режиссер Олег Ракович и экс-лидер «наутилусов» Вячеслав Бутусов. После показа музыкант пообщался со зрителями и журналистами.

«Девяностые – это провал»

– Я впервые целиком увидел это кино, – признался после просмотра Вячеслав Бутусов. – Конечно, во время монтажа ознакомился с материалом. Но ведь важно, как все заканчивается, какой будет финальная сцена и интонация. Сначала был Екатеринбург, потом архитектурный институт, киностудия института, и потом уже Nautilus Pompilius. Сейчас каким-то странным образом в спирали развития нашего времени все эти элементы вновь собрались в одну точку. Я увидел прошлое, тех, с кем давно не общаюсь. Мне, конечно, стало немножко грустно. Мы видим путь, пройденный некоторыми людьми за эти 35 лет. Мне сложно воспринимать этот фильм объективно, там много меня, но я ориентируюсь на мнение близких. Например, моей младшей дочери Софии понравилось.

– Что бы вы сказали 20-летнему себе?

– Я отец. И я бы сказал, как говорю сейчас своим детям, что если в тебе недостаточно уверенности, то не берись за это. Либо ты должен наращивать в себе решительность, либо не следует браться или хотя бы отложить.

– Как получилось, что тогда наш город стал третьей столицей российского рока?

– В тот момент, когда все это происходило, мы были уверены, что так везде. Были уверены, что все поглощены вниманием к музыке, мы считали, что отстаем от Азии, Европы. А ведь мы были в центре событий, но они доходили до нас намного позже.

– В фильме «Брат» использовано много ваших песен. Что сами думаете об эпохе 90-х?

– Для меня 90-е – это провал. Чаще всего такой момент чем-то заполняется, например, музыкой. Это был тяжелый период. При создании сценария Алексей Балабанов слушал нашу музыку, и там все было прописано, у нас только разрешение взял. Мы дали «добро», во всем ему доверились.

«Городской пруд превращается в каньон»

– Вы являетесь послом чемпионата мира по футболу и уже посетили наш стадион. Как впечатления?

– Мне, как бывшему архитектору, всегда интересно смотреть такое. Хотя, конечно, бывших не бывает. Хочу сказать, что не так страшен черт, как его малюют. Все уже в финальной стадии готовности. По сути, это можно частично назвать реконструкцией: оставлены старые стены, но внутренность построена заново. Вполне празднично и торжественно. Переживания не обоснованы. Из всех, что я видел – на Дальнем Востоке, в Волгограде, в Питере, – у нас стадион оставил самое праздничное впечатление.

– Что думаете о Ельцин Центре?

– Я здесь впервые, даже заблудился. Это грандиозное сооружение. Видно, что люди сюда приходят, много организаций. Но выходит так, что здание, как и все высотки вокруг него, нарушают каноническую панораму города. У нас в Архе она висела в золотой рамке. Закон был таков: в разрезе города относительно пруда застройка должна плавно завершаться в сторону новостроек. Пруд – открытое пространство, «чаша», и важно, чтобы она не превращалась в «каньон». Мы все знали, что закон не должен быть нарушен ни одним архитектором. Когда построили первую высотку, Белый дом, то решили, что будет одна доминанта, как триумф инженерной мысли. И сейчас эта красивая чаша превращается в каньон. Дальше интересы застройщиков будут тяготить над законами. Все станет напоминать набережную Чикаго: тот же каньон, где на лавочках сидел Сергей Бодров на фоне трамповской высотки.

– А Екатерининской храм нужно строить?

– Есть история, которая живет в Екатеринбурге. Это город святой Екатерины, великой покровительницы. Если даже храма нет в природе, он все равно существует. Где бы он ни был построен – он все равно есть. Поэтому да, он нужен.

– Поддерживаете идею сноса телебашни?

– Я слышал, архитекторы встали на ее защиту и предложили какие-то варианты использования. Рано говорить о сносе. Думаю, что благоразумный и изобретательный подход всегда полезнее, чем просто снести. Мы же все – свидетели этой телебашни. Сколько мы ее помним, она стояла на фоне города. Поэтому ей нужно найти какое-то применение. Иначе любая постройка превращается в хлам, когда там отсутствует человек.

«Первый альбом новой группы – в следующем году»

– Недавно вы объявили о создании нового коллектива: как он будет называться?

– На концерте в Екатеринбурге я уже представил его. Обнародуем название, когда будем готовить первый альбом. Это состоится, думаю, в следующем году.

– Выходят ли сейчас остросоциальные политические песни или такие не нужны?

– И предпосылки есть, и песни. На фоне информационного потока это не выглядит редкостью. В Фейсбуке новость и опровержение появляются одновременно – нет смысла писать грандиозные опусы. Я люблю теорию измельчания профессора Капицы: сознание человека мельчает не потому, что люди становятся хуже, а потому что поток информации огромный, чтобы его усвоить, нужна скорость. Информации столько же, но она измельчается, чтобы ее суметь воспринять. 

Фото: Артур Фазлиев / "Наша Газета"

Если вы стали очевидцем какого-то события или у вас есть фото/видео с места, сообщите об этом на почту ng@ng66.ru или по телефону 3-615-515. Также можно написать на WhatsApp или Viber по номеру +79221815515. За сообщение, ставшее темой публикации, мы выплачиваем до 2000 рублей.

Комментировать