"Говорить об этом в открытую, чтобы детям не подбрасывали наркотики": Александр Петров показал "Текст" в Екатеринбурге

1
Александр Петров в Екатеринбурге
Фото:  
Скопироватьhttps://ngzt.ru/p/40870

Актер отметил, что считает фильм лучшей своей работой на сегодня. И самой значимой.

В Екатеринбурге в "Алатыре" перед российской премьерой показали новый фильм с Александром Петровым по роману Дмитрия Глуховского "Текст". Его презентовал сам актер, рассказавший о секретах съемок и о значении этой картины лично для него.

"Снимали прямо в метро и на улице"


– Как отдыхали после съемок?

– Не скажу, что это было серьезным испытанием. Но отпечаток на психику оставило. Снимали потом с Бастой клип, я снова увидел этот свитер и в ступоре смотрел на него. И когда надевал, прямо все вновь почувствовал. Такие вещи остаются с тобой, конечно.

Самая сложная для вас сцена "Текста"?

– Все психологически непростые. Герой постоянно в напряжении, на краю обрыва. А если технически… Представьте, центр Москвы, ночь, пятница, а мы снимаем на улице, без перекрытий, они были не нужны, надо было все вживую. Много прохожих, не все трезвые, не все понимали, что мешают съемкам. Наша группа была небольшой, пыталась сдержать поток. Это достаточно тяжело, когда ты должен погрузиться в роль, а к тебе прорываются, что-то кричат, машины вокруг сигналят… Но это того стоило: прошли квест, сняли "Текст".

– Не было ощущения отрицательности персонажа?

– Мы все живые, мы все такие. В нас живет другой человек, много красок и составляющих. Все герои классической литературы неоднозначны. Гамлет тоже убивает людей, но его воспринимают, как героя и страдальца. Проблема не в том, что общество не принимает таких людей. Вместо того, чтобы их убивать по моральным соображениям, нужно им помогать, тогда и проблем будет меньше. Мой герой отличается от того же Джокера, который жестче и не дает никаких шансов, он продолжает убивать и начинает получать удовольствие. И когда тот говорит, что общество виновато, это уже неправда, он сам выбрал этот путь. А в "Тексте" Илья остается Человеком, он оставляет светлую сторону своей души, не становится зверем. Он до конца противостоит безжалостной системе.

"Кино должно привлекать внимание к проблемам"


– Одна из главных мыслей в книге, что жизнь – вся в телефоне. У вас как?

– Как у всех, я очень зависим. Часто бью себя по рукам, чтобы перестать листать Инстаграм соцсети, нового ничего не почерпнешь оттуда. Надо отказываться. Но мы всегда должны быть на связи. И пока Горюнов остается на связи с близкими Хазина, он продляет жизнь и себе, и ему.

– Вы считаете эту роль самой значимой?

– Да. Если говорить про "Гоголя" и "Героя", это развлекательные фильмы. А "Текст" отвечает другим требованиям, он злободневный, про сегодня. Кино не развлекает, не попкорновое, заставляет либо задуматься, либо в себе поменять и ответить на вопросы. Важно с точки зрения карьеры и гражданской позиции.

– Связан ли фильм с журналистом Иваном Голуновым? Не боитесь реакции власти?

– Это случайно вышло. Фильм уже монтировался. У нас всех большой страх, что что-то начнется. Но мы законов не нарушаем, говорим о проблеме, которую надо решать и исправлять общими усилиями. Чтобы наши дети могли быть уверены, что им не подбросят наркотики. Кино должно отражать реальность и привлекать внимание к проблеме.

– Является ли кино политической позицией? В России идет пропаганда против власти.

– Для меня фильм не был политическим высказыванием, он больше о человеке. Я выбираю персонажа. В системе есть серьезные проблемы, если человеку просто так подбрасывают наркотики, не говоря уже о случае с Голуновым. Ситуацию надо исправлять, но я не знаю, как. Что могу – сыграть в художественном произведении, чтобы привлечь внимание общественности к этим вопросам, которые лично меня трогают. У меня есть знакомые, которым подбрасывали наркотики. Считаю, что все решается диалогом. Мой герой, Илья, приехал поговорить, не убивать. А с ним не хотят. Я против агрессии. Проблемы нужны решать общением и мирным путем.

– Какой урок должен вынести зритель?

– Мы ничего не навязываем, ничему не пытаемся научить, у каждого будет свой вывод. Кто-то видит главного героя убийцей, кто-то героем, другие понимают, что меньше времени надо телефонам уделять, кто-то выбирает – быть человеком или сволочью. Нет постулата. Есть история живого человека, каждый выбирает свое. Это как в фильме "Жизнь Пи", где в конце его спрашивают: "А какую из правд выберешь ты?"

"Пил настоящую водку, чтобы было правдоподобно"


– Где все снимали?

– В Дзерджинске, под Москвой, очень приятный городок. Нам жители в обед приносили домашние пирожки, мы снимали в обычных квартирах, нас все там знали. Когда на улице было -30, подходила местная молодежь, предлагала согреться чаем или водкой.

– А на съемках была настоящая водка?

– Мы многое снимали в реальных условиях, в метро, в электричках. И я предложил настоящую. Когда камера очень близко к лицу, сложно сыграть пьяного. Можно, но глаза всегда выдают. Я водку пью редко, но на площадке много употреблял. И мне кажется, что не зря.

– Книга вышла в 2016 году, изменяли ли в фильме какие-то детали под нынешнее время?

– Ничего такого, но, конечно, мы не смогли дословно из книги перенести в фильм. Нам было главное передать общее, чтобы зритель побыл с героем, стал на время им самим, погрузился в его жизнь, его проблемы. Поэтому камера подъезжает очень близко, ручная съемка, за героем "подсматривали" со скрытой камерой. Во многих сценах ее прятали в переноску для собаки. Со стороны не выглядело как съемки фильма. Люди в метро, на улицах реальны, не массовка.

– Какие эмоции вы испытали, когда посмотрели фильм?

– У меня было потрясение. Сценарий я не читал, только книгу. И там в конце была фраза, в книге, но мы ее убрали: "Есть люди, от которых что-то остается. А есть люди, от которых не остается ничего". Меня она пришибла. В итоге от героя осталось самое главное: он сохранил человеческое лицо. Мы на дороге готовы прибить, оскорбить человека, если он просто подрезал. А тут под таким катком герой прожил, остался один в этой жизни, и остался человеком. Вопрос выбора.

– В фильме остро поднимается вопрос воспитания. Как вы будете воспитывать своих детей?

– Меня родители так воспитали, что нужно заботиться о ближних, помогать слабым, быть честным и искренним, понимать, что такое совесть и солидарность. И я также хочу своих воспитать, несмотря на ситуацию в стране. Правильно или нет – я не знаю. В этом есть дух русской ментальности, важно всегда оставаться человеком. И я очень хочу, чтобы у моих детей такая история была из разряда фантастики, чтобы государство защищало, а не подставляло.

"Снят почти целиком по книге"


– "Текст" поставили в московском театре. Сильное отличие от фильма?

– Театр в принципе отличается от кино, там нужны другие инструменты для воплощения персонажа. В кино можно сыграть глазами, а там это тяжело сделать. Я вообще изначально не понимал, как "Текст" поставить в театре, считаю, режиссер справился. Но и спектакль там вышел другой.

– Чем отличается Горюнов из книги и фильма?

– Судить зрителю. Смысл остается тот же, от сюжета мало отошли. Мы поменяли только момент, когда по книге он решил убивать Петра Хазина, засадившего его, а в кино едет поговорить. Глуховский задумывал немного другого героя, но мы посчитали, что так будет правильнее.

– Как писатель отреагировал на фильм?

– Он остался доволен, несмотря на то, что какие-то вещи расходятся с книгой. Все основные вещи мы оставили, постарались вместить в 2-часовой хронометраж. Выйдет также полная версия, там будут более жесткие сцены, которые убрали для кинотеатров.

"С "Гоголем" не сложилось, а жаль"


– В фильме "Пьяная фирма" ваш герой взаимодействует с Ельциным. Ваше к нему отношение?

– Это большой этап нашей истории. Мне кажется, что Борис Николаевич в то время, когда он был у власти, в тех обстоятельствах, сделал все, что мог. Он и ошибки совершал, и хорошего много. Сейчас в народе, у молодежи к нему очень положительной отношение, старый добрый Борис Николаич. У него была настоящая русская душа, за которую его и любили. Выпить пивка с мужиками, с народом. Это сейчас все превращается в анекдоты.

– Вы как-то говорили, что надо бы ограничить количество ролей в год. И себя ограничили, отказавшись от продолжения "Гоголя", "Полицейского с Рублевки" и прочих проектов?

– Пришло время, одним и тем же заниматься много лет не надо. И от продюсеров "Полицейского" предложений не поступало. Я стал двигаться вперед, "Текст" для меня – это развитие. Эти проекты не вяжутся друг с другом. С "Гоголем" у меня было желание продолжать, но так сложилось. И надо заканчивать вовремя, уходить, когда хочется остаться.

– Роль в сериале "Звоните Ди Каприо" была написана специально для вас?

– Нет, там был утвержден другой актер, отсняли пилотную серию. Но когда вышел трейлер "Притяжения", Жора Крыжовников сказал, что видит в своем сериале Александра Петрова. Мы пересняли все сцены из первой серии и продолжили. Но он писался в процессе съемок, может, потом и под меня было.

"Не выбираю режиссера по имени"


– Правда, что "Текст" был представлен к Оскару?

– Да, была такая идея, его презентовали. Но российский Оскаровский комитет решил, что фильм "Дылда" более достоин. Я смотрел его, меня не зацепил. Достойное фестивальное кино, хорошая режиссура. "Теснота" попала больше, это кино про идею, а тут ради фестиваля. Мне казалось, что наш "Текст" имел хороший шанс попасть в шорт-лист актуальная тема, для людей. Побоялись, видимо.

– У Кантемира (режиссера "Дылды". - Прим.ред.) хотели бы сняться?

– Смотря какая роль. Я не выбираю именно режиссеров, важнее сценарий, идея. Единственное исключение – Люк Бессон. Он позвонил мне по Скайпу, предложил поехать, рассказал в 2 словах сценарий. Я сразу согласился. Вот ему можно сделать исключение!

– Что было для вас главным на 1-м курсе, когда учились в институте?

– Нормально поесть! Там борешься за свое место. Было нездорово. Я один в Москве, в общаге, жрать нечего, тебя постоянно уничтожают на обсуждениях, копаешься в себе. В комнате нет сил мыть полы, посуду, кружки слипаются, постоянно с открытым окном живешь.

– Как вы нашли себя в актерской деятельности?

– Начинал с нашего местного театрального. После этого поехал поступать в ГИТИС. Конечно, было непросто. Был сериал "Голоса". На площадку вывели, как на эшафот в первый съемочный день. Страшно делать что-то новое. Перед комиссией стоишь, а тебя трясет. Сможешь справиться – все будет нормально, нет – ну и все тогда. Не зависит все от связей или еще чего, только от человека. В Москве поступают честно.

Скопироватьhttps://ngzt.ru/p/40870

Загрузка комментариев

Мы в социальных сетях:
Новости Екатеринбургаwww.ngzt.ru
ng@ng66.ru
Редакция+7 (343) 287-16-66
Рекламная служба+7 (343) 287-29-02
© 2021 Новостной портал Екатеринбурга — NGZT.ruЕкатеринбург, ул. Добролюбова, д. 16, офисы 808 (8 этаж)
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ПИ ТУ66-01834
выдано Роскомнадзором 05.02.2021
Учредитель - OOO "Каталог 66"
Директор – Кстенин Сергей Иванович.Главный редактор – И.о. Кстенин С.И..При частичном или полном воспроизведении материалов новостного портала ngzt.ru в печатных и Интернет-изданиях, а также теле- радиосообщениях ссылка на издание обязательна. Использование фотографий портала без разрешения редакции запрещено, в случае нарушения данных требований будут применены нормы законодательства РФ.

Возрастная категория сайта 16+
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Для функционирования сайта используются файлы cookies. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с использование этой технологии

undefined