«Следующий фильм сниму в Екатеринбурге»: режиссер «Чеснока» – о работе с Серебряковым и русском кино

Молодой режиссер Александр Хант ворвался в российский кинематограф в прошлом году. Его дебютная картина "Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов" не только пришлась по душе нашему зрителю, но и собрала целый букет престижных наград на международных фестивалях. В июне режиссер посетил столицу Урала, где провел мастер-класс для фанатов, на котором рассказал о съемках "Чеснока" (так фильм называет сам Хант. – Прим. авт.), работе с Алексеем Серебряковым и перспективах российского кино. Мы записали его самые интересные высказывания.
"Зритель чувствует дистанцию"
О российском кино
– Главная проблема нашего кино – зритель чувствуют дистанцию перед экраном, нет эффекта погружения. Возьмем кассовые блокбастеры. Человек приходит, видит патриотический фильм, где все хорошо, но это не про его жизнь. Авторское кино просто варится само в себе – ему наплевать на зрителя. И это тупик, в котором мы потеряем кинематограф. Он умрет, но на его почве появится что-то новое.
О стремлении сделать "как в Голливуде"
– Мы все время пытаемся снимать кино как в США, потому что у них оно успешное. Но ведь можно "подглядывать" и у других стран. Во всем мире обожают южно-корейские боевики – это ли не пример, что можно развиваться и как они? Но нужно сохранять и самобытность – придумывать своих героев и встраивать их в универсальные сюжеты, которые будут понятны в любой стране.
О современных технологиях
– Сейчас уже нет какого-то формата качества для фильма. В советские годы, если в камеру попадал солнечный блик – сцену переснимали полностью. Мы же живем в мире интернета и спокойно воспринимаем даже видео, сделанное на телефон. Снимать можно на что угодно – качество зрителя не интересует. Главное – хороший звук и интересная идея. 
"Хочу снять фильм. Вам не понравится"
О переговорах с Серебряковым
– Совет молодым режиссерам: не надо бояться, что актер не согласится или попросит много денег. Бейтесь, талдычьте, не стесняйтесь. Это работает. А телефон найти не сложно. Я пришел на "Мосфильм", сказал, что по заданию от Карена Шахназарова. Посмотрел номер в актерской базе, набрал: "Меня звать никем. Хочу снять фильм. Вам не понравится". Он ответил: "Ну, присылай сценарий".
О работе с актерами
– Снимая "Чеснока", я понял: нужно забыть о тактичности, даже если перед тобой Серебряков. Не надо сглаживать углы, если актер играет плохо – нужно говорить прямо. А если скажете "чуть-чуть не то", он и исправит все "чуть-чуть". А нужны слезы в кадре – надо доводить актеров до настоящих слез.
О хитростях
– Мне запретили использовать рэп в фильме, и я предложил продюсеру компромисс: убрать музыку совсем. Подготовил такой вариант фильма, его согласовали, а затем я просто вернул в "Чеснока" весь рэп. Следующий раз продюсер увидел картину уже только на фестивале…
О переговорах с музыкантами
– На покупку музыки у меня было 150 тысяч. Например, с "Грибами", которые тогда были на пике, договорились за 30 тысяч. Хаски дал песни бесплатно. Возможно, повлияла актриса из фильма Алина Насибуллина, на которой недавно женился рэпер. Но еще я хотел, чтобы в "Чесноке" прозвучала песня Басты "Ран Вася ран". Дозвонился, мне называют цену: "Два миллиона рублей". Я говорю: "У меня всего 150 тысяч!". Там немного подумали и ответили: "Хорошо, миллион рублей".
"Стало проще стучаться в двери"
О жизни после "Чеснока"
– Хотя мой фильм не собрал каких-то великих денег в прокате, мне начали предлагать снимать коммерческое кино. При этом говорят: "Сделай, как "Чеснока". Но я всем отказываю, бьюсь за свой следующий фильм. Кстати, в Екатеринбург как раз приехал смотреть актеров и планы для этой картины. Вероятно, и снимать ее будем здесь.
О кинофестивалях
– "Чеснок" уже прожил фестивальную жизнь и покатал меня по миру. У меня есть сильное ощущение, что до первой поездки в Чехию я тащил фильм на себе уже без сил и желания. Я смотрел его тысячу раз и не мог уже даже думать о нем. А после первой награды "Чеснок" начал тащить меня. Теперь мне проще стучаться в двери. Проще думать о перспективах.