В Каменске-Уральском Свердловской области родная мать пытается отсудить в приемной семьи право на их ребенка - сентября 2015

В Каменске-Уральском Свердловской области родная мать пытается отсудить в приемной семьи право на их ребенка - сентября 2015

Андрей и Анна пытаются отстоять свое право на приемного ребенка, которого могут забрать в любой момент.
«Мама, если ты хочешь приходить к нам – то приходи, а если ты хочешь прийти и забрать меня – то нельзя, я не хочу», -  говорит  Маша в видеообращении, специально снятом для ее биологической матери, у которой спустя два года проснулось желание вернуть своего ребенка.
Статья в газете заставила взять приемного ребенка
Анна, листая газету, увидела статью, которую хранит по сей день, ведь этот материал изменил жизнь их с мужем маленькой семьи. Текст под названием «Школа приемных родителей» сразу привлек внимание девушки, а детские лица, их печальные глаза, которые смотрели на читателя со страницы газеты, тронули женское сердце. 
- В статье говорилось о брошенных ребятах, которые живут в детском центре «Лада». Родители по разным причинам отказались от них, а я, увидев  фотографии детей в газете, захотела хотя бы чем-нибудь помочь, как-то порадовать их.  Поэтому, приехав  в центр, предложила бесплатные услуги фотографа, так как имела доступ к фото- и видеоаппаратуре. Мы ездили не в один детский дом, знакомились и общались со многими ребятишками. Но как только мы увидели Машу, нам обоим стало ясно, что нас к ней тянет. Мы не сразу признались в этом друг другу, даже не знаю почему, хотя каждый постоянно искал поводов приехать именно в тот приют, где жила Маша. Мы влюбились в этого в ребенка, а она в нас. Мы стали семьей, – делится с нами Анна – приемная мама девочки.
Машу забрали домой
После того, как молодые супруги собрали все необходимые документы, и пройдя обучение в школе приемных родителей, они наконец-то смогли забрать Машу домой. Благодаря тому, что Анна и Андрей часто ходили «в гости» к девочке,  реабилитация именно дома прошла почти незаметно. Ребенок чувствовал себя нужным, ведь новые родители уделяли ей все свое внимание, она стала центром их вселенной. Маша, которую родная мать отдала в приют, где ты всего лишь «один из», а не единственный, наконец-то обрела семью. 
Девочка, находясь в детском центре, целый год ждала ту, которая обещала вернуться, когда дела наладятся, но время шло, а мамы не было. И вот, когда Маша нашла  семью, полюбила новых родителей, привыкла к их обществу, к новой жизни, появилась та, что три года назад обещала вернуться. 
Все началось с того, что Андрей – приемный отец  девочки, решил, что нужно удочерить Машу, поэтому семья стала собирать документы, также было подано заявление в суд, чтобы биологическую мать девочки полностью лишили родительских прав. Дело в том, что, когда супруги забирали Машу из приюта, им сообщили о статусе девочки:
 -  Когда мы забирали Машу, нам сказали, что мама лишь ограничена в правах. Маша поступила в детский цент 12.12.2012. Ее мать привела ее в приют в связи с "трудной жизненной ситуацией" и оставила там. Мы забрали Машу 28. 10. 2013. Почти год Маша находилась в приюте без мамы. За девочкой никто не приходил.  Нам говорили, что маму могут лишить прав, ну уж точно не восстановят, так как у нее душевное заболевание, что подтверждает справка из больницы.
К девочке никто не приходил
Также за все время, пока девочка жила в своей новой семье – а это два года, никто не приходил ее навестить, никто не звонил, чтобы поздравить ее с праздником или хотя бы узнать, как дела у ребенка. Единственный раз, когда Маша увидела отголоски прошлого – когда гуляла с Анной по торговому центру. Там она случайно встретилась со своей биологической матерью, которая так тосковала по своей девочке, так скучала, что ни разу не попыталась увидеться с ребенком. Это был один раз, когда девочка увидела маму, которая обещала вернуться. Один раз, всего – один. Наверное, встрече родных сердец опять мешали внешние обстоятельства, из-за которых мать и отдала дочь в приют, наверное, опять во всем виновата трудная жизненная ситуация. 
Андрей и Анна, глядя на то, что никакие родные не связываются с ними, чтобы забрать Машу или хотя бы начать общение с ней, решили  удочерить девочку, к которой так привыкли, которую полюбили всем сердцем.
Судебные приставы забирают ребенка
Но тут случилось непредвиденное: вместо того, чтобы позволить ребенку остаться в семье навсегда, судебные приставы пытаются забрать девочку от новых родителей.  Оказалось, что мать, которая «так скучала» по своему ребенку, которая, по ее словам,  так рвалась к Машеньке в течение нескольких лет, выиграла суд о восстановлении родительских прав. Заметьте, что опекуны о данном мероприятии не были уведомлены, а о решении суда узнали спустя несколько дней.
- Оспорить решение суда мы уже не можем, так как решение суда вступило в законную силу 11.08, а уведомили нас 26.08, т.е. после того, как оно вступило в законную силу. У нас есть адвокат, есть юристы, мы общались с главным юристом города Анжеликой Владимировной, мы были в прокуратуре, были в администрации, у Ройзмана, нам помогает Артюх, депутат Зотов, мы приходили в прокуратуру, но все разводят руками и ссылаются на решение суда.
После того, как дело получило общественный резонанс  и о ситуации заговорили СМИ, под надзором судебных приставов Маша встретилась с биологической матерью. На протяжении всего времени, что девочка находилась в ее обществе, она держала за руку то Анну, то Андрея, держалась ближе к ним. 
- Мася, привет! Привет моя заечка, Маша! Иди сюда, обними меня, - громко произносит Анна – биологическая мать девочки, протягивая ребенку руки. Девочка остается на месте и не спешит заключать в объятия мать. 
Девочку могут увезти
Но не только Маша боится того, что ждет ее на юге, но и Анна и Андрей бояться отпускать девочку:
- У нас есть основание полагать, что судебное решение было принято на основании фактов сомнительного характера.  Начнем с того, что новая жена деда Маши всю жизнь проработала в суде, который выносил решение.  Биологическая мама лишена была по трем составляющим: она находилась на учете в психиатрической больнице, она не имела дохода и постоянного места жительства. По сути, ничего не изменилось: она предоставила справку суду с места работы, однако, она живет в Краснодарском крае. А 7 сентября она приехала в Каменск-Уральский и по сей день проживает здесь. Во- вторых, опека явно не проводила обследование жилищно-бытовых условий, так как в доме, в который они намереваются увести Машу, нет отопления и туалет на улице, вряд ли комиссия оценит такие  удобства, а дело близится к зиме. К тому же, они собрались жить вчетвером в доме площадью 36 км метров, как говорит биологическая мать – одной дружной семьей: Маша, Анна, дед и его новая жена.  Еще интересно то, что судебное заседание было 9 июля, а решение от 8  июля – нестыковка фактов, видите? А это же официальная информация на сайте суда. Кроме того, у нас есть справка, что мать Машеньки состояла на учете в психиатрической больнице, и ее диагноз: не излечима, - говорит приемная мама девочки.
Ее слова подтверждает справка, где написано, что биологическая мать страдает душевным хроническим заболеванием. Тогда возникают вопросы – куда смотрел суд, когда восстанавливал родительские права Анны Фроловой, знали ли в суде о тех условиях жизни, которые ожидают Машу, если она поедет к деду на юг? 
- Не пойду, не хочу, не поеду! – плача кричит Маша в адрес приставов, которые нагрянули домой к Анне и Андрею, чтобы забрать девочку. 
Ребенок прячется за приемными папой и мамой и никуда не собирается идти. Глядя на детские слезы, приставы разворачиваются и уходят, говоря, что есть решение суда и ему нужно следовать, а также напоминают о том, что у семьи и так уже большие «долгие» - штрафы за неисполнение решения.
- Мы являемся должниками. Нам уже дали за это штрафы: 5000р +2500р + 2000р + ..... У нас много-много протоколов административного правонарушения, и Андрея даже выдирали с работы и везли к приставам принудительно, так как он является должником.