Роман Курцын: «У меня была трещина в бедре, огромная гематома и сломанные пальцы»

0
Фото:  
Скопироватьhttps://ngzt.ru/p/48325

Актер рассказал своем самом травмоопасном проекте в жизни.

На канале ТНТ вышел сериал «Легенда», в которой бывший боец ММА после подставы своего менеджера вынужден начинать все сначала в захолустном провинциальном спортзале. Главную роль в проекте сыграл востребованный актер Роман Курцын, которому пришлось применить весь свой боевой опыт и физическую подготовку при съемках многочисленных экшен-сцен.

НАША узнала у актера, как это переживать травмы на съемках и сниматься по восемь проектов в год.


– На съемках «Легенды» вы получили несколько травм. Есть у вас своя «коллекция» травм, как у Джеки Чана, например?

– Не вижу в травмах на съемках ничего такого, потому что при выполнении трюков или при занятиях спортом профессионально травмы обязательно будут. Избежать их практически невозможно.

– Какой самый травматичный проект?

– «Легенда». Я получил сразу три серьезных травмы. Все трюки, которые актер выполняет в кадре, сначала обязательно проверяют каскадеры: тестируют, смотрят на риски и безопасность. Мой дублер Максим проверял трюк в октагоне так же, как и все остальные. Никто не заметил, но видимо при проверке сетка октагона оторвалась. В итоге во время выполнения трюка я упал не на маты, а на металлические рельсы. У меня была трещина в бедре, огромная гематома, сломанные пальцы. Этот неудачный трюк в итоге оставили в серии, потому что второй раз повторить я его не мог, мы просто переписали сценарий. Еще у меня есть «легендарный шрам» – напоминание об этом проекте. В один из первых съемочных дней мой персонаж разрушает спортзал. Я это делал огромной кувалдой, которая весит около 20 кг. Нужно было разбить стену, но, когда строили декорацию, видимо, делали это на металлическом каркасе. И я, размахнувшись, угодил именно в эту конструкцию. Кусок металла разрезал мне челюсть. Дальше я снимался со шрамом, потому что замаскировать его было невозможно. В каких-то кадрах видно, что у меня опухшая челюсть. И третьей травмой был разрыв тканей брюшной мышцы. Это было ужасно больно, я не мог двигаться, и в сцене драки с гастарбайтерами снимался на обезболивающих. Короче, было весело.

Есть ли перед трюком страх травмы?

– Нет, страха нет, потому что все травмы происходят по случайности. Джеки Чан постоянно травмируется на съемках, но ведь это же не по его воле происходит. Но вообще, когда ты занимаешься профессионально спортом, то надо быть готовым, что будут травмы. Надо либо это принять, либо этим не заниматься.

– Главный герой боец ММА, часто ли доводится общаться с ними?

– Все мои друзья – спортсмены. У меня в Ярославле школа каратэ, и я считаю, что каратэ – лучшее из единоборств для кино. Там учат контролировать удары. Это как раз то, что используется в драках в кинематографе: необходимо четко следить за ударами, не доводить их до конца. И когда встречаешь на съемочной площадке профессиональных бойцов, особенно ММА, то это все заканчивается плачевно. Бойцы ММА включаются на 100% и не думают о том, что это съемки. В итоге получается реальный бой. В «Гуляй, Вася 2» я снимался с профессиональным спортсменом, бывшим охранником. Так он меня два раза отправил в нокаут, пробив мне в челюсть. Есть один плюс: это смотрелось максимально реалистично (смеется), режиссер был доволен!

Кто круче боец ММА или каратист?

– Сложно сравнивать. ММА – очень жесткий вид спорта. У каратэ есть своя философия, это учение. Ты выбираешь себе сэнсэя. В «Легенде» у персонажа Григорича есть фраза: «Я здесь детей не тренирую, а воспитываю». И Легенда ему отвечает: «Лучше бы ты детский сад открыл, а не клуб единоборств». Но в этом и суть: карате – это, прежде всего, воспитание, отношение к противнику. Каратисты переносят философию боевого искусства в жизнь. Очень многие бойцы перешли в ММА из карате. У каратистов одни из самых красивых и зрелищных боев, техника, открытая стойка.

Есть ли у героя прототипы, или может вы добавили персонажу пару черт, которые видели у знакомых бойцов?

– В сериале «Легенда» много референсов к боевикам 90-х. Мы пытались уловить персонажей Ван Дамма, «Рэмбо», «Крепкого орешка». Легенда – собирательный образ, человек, который вырос на боевиках 90-х. Он – выдуманный персонаж, и то, что он делает на ринге или в драках, невозможно использовать в жизни. Мы не хотели показать реализм или напугать зрителя. Сериал смотрит мой 9-летний сын, и ему не страшно от того, что происходит на экране. А он наоборот заряжается мотивацией на спорт. Как мы в детстве, после просмотров боевиков в видеозалах, выходили на улицу и пытались подражать героям тех боевиков.

Приходилось ли вам, как вашему герою «обнуляться», начинать все с начала, что помогало подняться после падения?

– Про полное обнуление не помню, но был момент становления. Когда я только начал заниматься профессиональным спортом, меня побили сильно. И вот тогда передо мной встал выбор, как быть: остаться ребенком, которого будут постоянно бить, или пойти в спорт и научиться давать отпор и уметь постоять за себя.

А была мысль бросить актерство и уйти, например, только в спорт, как Микки Рурк?

– У меня такой мысли не было никогда. Я с семи лет понимал, кем я хочу стать и куда хочу двигаться. Большое заблуждение, что я бывший спортсмен и каскадер, который стал актером, но это не так. Я начал заниматься спортом ради актерства. И это важно! Я никогда никого не дублировал и не был каскадером.

Как успевать сниматься в 8 проектах за год и не путать реплики в сценарии?

– Сейчас у меня такого уже нет. Это было несколько лет назад, когда мне надо было очень много работать. Сейчас я параллельно снимаюсь в трех проектах, ну, в четырех… максимум в семи (смеется). Сейчас у меня точно есть выходные и время «выдыхать». Предложений много, но настоящее актерское счастье – возможность выбора. Могу себе выделить время на подготовительный процесс. Перед проектами я тщательно готовлюсь, у меня есть раскадровки, прописанный персонаж, видеоматериалы и референсы. Я погружаюсь в проект, но когда звучит команда «Стоп. Снято», я выхожу из образа и живу своей жизнью. Актер должен быстро выходить из роли, в этом его мастерство. Неправильно сходить с ума и постоянно быть в состоянии аффекта от ролей.

У вас есть свой театр каскадеров, есть ли в планах создать свою студию, которая будет выпускать экшен, например? Считается, что отечественное кино не может выпускать экшен, будете бороться с этим предубеждением?

В сериале «Легенда» я являюсь креативным продюсером экшен-сцен. Все, что связано с драками – моя разработка: раскадровка, постановки трюков, каскадеры. Мне режиссер и продюсеры дали карт-бланш. Есть и другие проекты, где мне доверили ставить экшн. И я уверен, что сейчас жанр боевика развивается в России, мне это очень нравится. Просто раньше в этом направлении был провал: и с точки зрения актеров, и с точки зрения материала. Сейчас начинают снимать добротные боевики, и приходят очень перспективные молодые ребята.

Можете назвать несколько отечественных фильмов с классными боевыми сценами?

– Например, фильм «Огонь», в котором я недавно снимался, заработал почти миллиард, выходит в международный прокат и по этому фильму понятно, что он достоин международных экранов. Кстати, в «Огне» есть трюк, который еще никто не делал – горение живой кожи. Я поджог живую кожу без защиты, это очень круто. Трюка в сценарии не было, но я убедил продюсеров, что это будет классно. Могу еще назвать «Балканский рубеж». Мне очень нравится, как там сделаны сцены войны, стрельбы. Наша главная проблема в том, что мы пытаемся повторить Голливуд, но нам надо экшен снимать иначе – вот в «Балканском рубеже» пахнет Россией, и это не плохо.

А на что ориентироваться? На Гонконг? Или у нашего экшен-кино третий путь?

– Гонконг – это летающие люди с летающими ударами. Для нашего глаза – это не очень естественно. В боевиках мы смотрим за добром и злом. И когда добро с кулаками, мы получаем удовольствие от того, что сила есть не только на «той» стороне. А каким путем это будет – неважно. У меня есть друзья каскадеры, которые любят китайское кино, оно им заходит больше. Есть друзья, которые любят максимально реалистичное кино, которое тоже снято очень правдоподобно.

Совершенно потрясающую работу проделал наш режиссер Илья Найшуллер в Голливуде – фильм «Никто». Я смотрю фильм и понимаю, что хочу у Ильи сниматься. Он думает по-американски, и работал над экшеном американская команда. Это здорово, когда у нас выходят такие талантливые парни и идут в сторону Гая Ричи и Тарантино. Нам надо стремиться к Голливуду, потому что это знак качества, это принимают, это заходит. Но все равно делать экшен с русским акцентом. Например, в «Легенде» мой персонаж не супергерой, как в Голливуде, у него не все получается, и в этом есть что-то простое и народное.


Скопироватьhttps://ngzt.ru/p/48325

Загрузка комментариев

Мы в социальных сетях:
Новости Екатеринбургаwww.ngzt.ru
ng@ng66.ru
Редакция+7 (343) 287-16-66
Рекламная служба+7 (343) 287-29-02
© 2021 Новостной портал Екатеринбурга — NGZT.ruЕкатеринбург, ул. Добролюбова, д. 16, офисы 808 (8 этаж)
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ПИ ТУ66-01834
выдано Роскомнадзором 05.02.2021
Учредитель - OOO "Каталог 66"
Директор – Кстенин Сергей Иванович.Главный редактор – И.о. Кстенин С.И..При частичном или полном воспроизведении материалов новостного портала ngzt.ru в печатных и Интернет-изданиях, а также теле- радиосообщениях ссылка на издание обязательна. Использование фотографий портала без разрешения редакции запрещено, в случае нарушения данных требований будут применены нормы законодательства РФ.

Возрастная категория сайта 16+
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Для функционирования сайта используются файлы cookies. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с использование этой технологии

undefined